Вход

Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Вход Регистрация

Никто не забыт, ничто не забыто…

Попова Анастасия 16 лет
МБОУ СОШ «Дневной пансион – 84» г. о. Самара


Война… Для нас, рожденных в конце XX века, это такое далекое время. Так почему же щемит сердце, когда я слышу слово «война», и хочется плакать при виде кадров кинохроники? Почему мы с интересом читаем книги о войне, погружаясь в то суровое время, почему в который раз с волнением следим за судьбой героев кинолент, рассказывающих о той жестокой поре?

Наверное, в каждом из нас, молодом и умудренном опытом, живет то, что называется памятью. И это позволяет нам быть причастными к этому незабываемому периоду истории нашей страны.

С далеких военных лет в наши дни протянулась нить, которая связала прошлое и настоящее, позволила оценить подвиг наших прадедов и сохранить в сердце благодарность погибшим и выжившим в той великой битве. Передо мной лежат несколько номеров журнала «Русское эхо» за последние два года и книга «Писатели Самарского края». Самарские поэты и писатели: те, кто прошел дорогами войны, и те, кто родился в послевоенное время, - внесли свою лепту в летопись Великой Отечественной. Это В. Удалов, Р. Тимофеев, В. Семенов, В. Столяров, В. Кожемякин, М. Анищенко, О. Портнягин, А. Улунов и др. Листаю страницы книг, и перед глазами возникают картины трагедии первых месяцев войны, отдельных эпизодов сражений, подвига молодых воинов; произведения рассказывают мне о дружбе солдат и верности любимых, о горе матерей и жен, не дождавшихся своих близких, о радости победы. Своими размышлениями о теме войны в стихотворениях самарских поэтов хочется поделиться в этой работе.

За окном просыпается город… Зеленеют листочки на деревьях, поют птицы, небо – словно чистый лист. И какая-то светлая грусть просыпается в душе. Вместе с весной 70 лет назад пришла на измученную русскую землю долгожданная Победа. Фашисты не дошли до Самары, однако и здесь они оставили осколки той войны — осколки в душах матерей, потерявших сыновей, жен, не дождавшихся любимых, солдат, оставшихся калеками…

Не заживают раны, оставленные войной, и у нашего земляка, поэта Владимира Удалова:

Мне снова не спится ночами.
В забвенье спасения нет…
Листает жестокая память
Страницы тех огненных лет.
И ноют зажившие раны,
И снова потери горьки…

В другом своем стихотворении В. Удалов, обращаясь к тем, ради свободы которых погибли миллионы людей, призывает:

…Вспомним тех,
Кто выстоял на Волге,
Бил врага на Буге,
На Дону,
Кто не дрогнул сердцем
В схватках лютых,
Кто погиб геройски,
Кто живой…

Широка военная география, представленная автором. Отправимся и мы по следам героев произведений самарских поэтов дорогами войны.

1941 год. В атмосферу трудных первых месяцев войны, когда наша армия отступала, погружает стихотворение ветерана Великой Отечественной войны Р. Тимофеева «Под Москвой 1941 года».

Утопая в проселочной жиже,
Благо ночь подморозила грязь,
Шли живые, не радуясь жизни,
Не врагов, а своих сторонясь.

Не осенняя слякоть, так детально описанная автором, тяготит лирического героя. Его, как и однополчан, мучает совесть за то, что «слишком много отдали врагу», поэтому нет радости, что остались живы, поэтому так противоестественно, что они избегают встречи не с врагами, а со своими, которые их так «нещадно…корили».

Не все так печально в стихотворении В. Удалова «В наступлении». Опять поздняя осень, и погода не радует:

Горбушками, подсоленными круто,
Седые облака над головой.
То снег, то дождь.
Дороги развезло.
Но это уже не сорок первый, а сорок второй год. Ситуация
на фронте изменилась:
Вчера был бой. И завтра будет бой…

Это не просто констатация факта. Это уверенность, что бой будет выигран, потому что они уже не те, что были год назад:

А мы уже неделю в наступлении —
Идем вперед,
Усталости назло.
***
А мы идем.
Мы и не то видали,
Прошедшие сквозь сорок первый год.

Но война продолжалась. И вновь уходили на фронт со школьной или студенческой скамьи молодые и красивые ребята:

Еще не привыкшие к стрижке,
Пилотки надвинув на лоб,
Совсем молодые мальчишки целуют ревущих взахлеб.
Нахмурили брови упрямо,
Сердечные ищут слова:
— Ну, мама! Ну, мама!...
А мама тринадцатый месяц — вдова.

Вот она, трагедия, рассказанная Владимиром Удаловым: мать, уже получившая похоронку о гибели мужа, провожает на фронт одного из своих сыновей. Они совсем еще мальчишки, хотя пытаются выглядеть взрослыми. Но дважды повторенное «мама» делает сцену прощания особенно трогательной, а приложение «вдова» констатирует уже свершившийся факт. И мать не уверена, вернется ли сын с войны. Есть страшная статистика: юношей 1922–24 годов рождения, которые в восемнадцать–двадцать лет ушли на фронт, в живых осталось три процента. Вспоминается история семьи Володичкиных из поселка Алексеевка Кинельского района. Девять сыновей проводила мать на войну. Не дождалась ни одного: кто погиб в бою, кто умер от ран.

Они уходили… Уходили, чтобы освободить свой народ от фашизма и, если надо, умереть… За Родину, за нас с вами, за МИР во всем мире. Они были молоды, но проявляли настоящую смелость и мужество. По-другому не могли…

Самарский поэт Василий Семенов через внутренний монолог предает состояние души молодого бойца. Словно клятва, звучат слова о готовности к бою, желании стоять насмерть «за Родину свою»:

Стоять мы насмерть будем! Не прорвутся
К Москве фашисты — кровью захлебнутся.
Не струсим мы в решительном бою.
Там наше место, где снаряды рвутся,
Где за свободу наши братья бьются,
Идя на смерть за Родину свою!...

Много фашистов полегло на нашей земле. Но и нам Победа далась нелегко. Миллионы солдат отдали жизнь за свободу нашей Родины. Об одном из них пишет В. Семенов в стихотворении «Солдат»:

И не обмолвился ни словом
О том, чтоб жизнь ему спасли,
Над ним товарищи сурово
Склонили головы свои.
А он, покинув все земное,
Как перед схваткой, час назад,
Еще держал готовым к бою
В руках остывших автомат.

Если в стихотворении Василия Семенова мы становимся свидетелями гибели безымянного солдата, то маленькая поэма известного самарского автора Валентина Столярова посвящена конкретному лицу — нашему земляку Василию Суркову. Во время боев на Смоленщине бывший тракторист из села Владимировка Хворостянского района Куйбышевской области Василий Сурков повторил подвиг Александра Матросова. Во время атаки он закрыл грудью амбразуру вражеского дзота. Почти через полвека после окончания войны В. Столяров воспроизведет в стихотворных строках мгновения подвига героя-земляка:

Сигнал атаки!
Миг один –
И яростный рывок,
И вот уже земля гудит
От топота сапог.
Вперед! – гадать уж недосуг,
Что ждет там,
Впереди…

Начался отсчет времени. Падает один боец, второй, третий — «Как коса, срезает пулемет!» Каждый миг грозит гибелью. О чем думает человек в этот момент? Что вспоминает?

Знакомый с детства свет берез…
Просторных волжских плесов рябь…
И шепот черноногих лип…
И мамино лицо…

Возникают ассоциации со стихотворением К. Симонова «Родина», в котором описана похожая ситуация: боец, идущий, возможно, в последнюю атаку, вспоминает:

Клочок земли, припавший к трем березам,
Далекую дорогу за леском,
Речонку со скрипучим перевозом,
Песчаный берег с низким ивняком.

И в том, и в другом четверостишиях использованы великолепные метафоры, связанные с образом самого русского дерева — березы, и речкой, где, наверное, провели свое детство герои.

Но мне кажется, что в стихотворении В. Столярова воспоминание даже более пронзительно, чем у К. Симонова, потому что, помимо картины малой родины, в памяти солдата всплывает самое дорогое в жизни — «мамино лицо».

Вот и в стихотворении В. Кожемякина «Фотокарточка» трагедия одной из миллионов российских семей рассказана с помощью конкретной бытовой детали — фотокарточки на комоде. Муж не вернулся с войны, и лишь изображение на фотографии воскрешает в памяти жены его образ.

Фотокарточка мужа (до войны — жениха) дорога ей как память. Удивительно обыгрывает автор ситуацию ее дарения:

Эту карточку когда-то
Подарил он до войны.
Приняла, благодарила,
Говорила, что люблю,
И при этом подарила
Фотокарточку свою.

Любовь и память, такие вечные понятия, существуют вне войны, а эти фотографии – их символы, связывают погибших и живых. История, рассказанная В. Кожемякиным, одновременно проста и имеет философский смысл. Повествование идет от третьего лица, сына погибшего отца, тем самым автор вовлекает в эту атмосферу любви и памяти и младшее поколение. Стихотворение очень искреннее, В. Кожемякин использует минимум художественных средств, и нам кажется это оправданным – их обилие бы отвлекало от главной идеи. Подводит итог автор в двух последних контрастирующих строках: «Вместе с ним она убита, вместе с нею он живой». Так, исполнив свой «долг», и остаются эти любящие сердца между живыми и умершими, и память не дает им расстаться никогда.

Да, война оставляет свою отметину на каждом ее участнике, а некоторые получают колоссальную психологическую травму. Михаил Анищенко в стихотворении «Писарь» повествует о, казалось бы, незначительной фигуре штабного служащего. Композиционно стихотворение можно разделить на две части. В первой автор знакомит нас с лирическим героем и рассказывает о его военной службе. Но главное для М. Анищенко — показать душу этого человека, способного сопереживать, показать, как ежедневная встреча с жертвами войны убивает в нем способность реально воспринимать события.

Война поставила крест на его прежней жизни сельского учителя и подготовила для него особую жестокую работу — писать на убитых похоронки. Смерть сослуживцев стала его неотъемлемой спутницей. Переживает он и за судьбу односельчан. Имена земляков — «Михаил, Афанасий, Макар и Федот…» — возникают на всем протяжении стихотворения в одной и той же последовательности. Они символизируют его страх и отчаянье, а эта монотонность подает признаки начинающегося безумия. Возможно, именно главный страх писаря - страх за своих земляков, за село Вешняки — и стал решающим, сломав писаря.

Вторая часть стихотворения рисует картину жизни села сорок лет спустя: нет войны, «растут…не видавшие смерти мальчишки», «поет гармошка». Однако война не ушла насовсем. Она осталась в нездоровом разуме бывшего писаря, теперь уже «поседевшего безумца». Он слышит «скрежет огня и металла» и становится свидетелем загадочного события, венчающего концовку произведения: «И заходит к нему, уцелевший на фронте, Федот».

Продолжая тему памяти, хочется вспомнить стихотворение Романа Тимофеевича Тимофеева «Когда фронты я вспоминаю…»

Душе моей не разделиться
С тем, что запало из боев.
Поныне видятся мне лица
Однополчан-фронтовиков.

Повествование от первого лица позволяет заглянуть в душу солдата Отечественной и понять, что тот, кто был на войне, будет носить в себе ее частичку всю оставшуюся жизнь. Мир вокруг напоминает лирическому герою о его прошлом, словно «еще не кончилась война».

Этот пугающий опыт не похож ни на что другое, и поле боя, где «зловещий пушечный раскат», «тяжко раненный солдат» — это обыденность, бывший солдат сравнивает с бурей, с «непогодой».

К воспоминаниям, переплетенным с реальностью, примешивается и нота грусти по однополчанам, и даже призрачная надежда
на возвращение «пропавшей разведки».

Читая лирику ветерана, мы видим, как часто память возвращает Р. Тимофеева в далекие военные годы. Но со временем боль утрат затихает, она сменяется осознанием важности того, что сделало поколение тех, кому сегодня девяносто, для нашей страны, гордостью за их солдатский подвиг.
В стихотворении «Ветераном я зовусь» Роман Тимофеевич пишет:

Я судьбой своей доволен —
В роте танковой служил.
Я на Прохоровском поле
Две медали заслужил.

Читая стихотворения, мы еще раз убеждаемся: «не стареют душой ветераны». Сколько задора, удали, неиссякаемой энергии слышится в следующих строках:

Кабы снять с меня десяток
Только что прожитых лет,
Я б опять пошел в солдаты,
Пенсионный сдав билет.

Стихотворение читается легко, ритм напоминает «Василия Теркина» А. Твардовского, в подборе лексики чувствуется фольклорное начало: с гордостью автор рассказывает о своих фронтовых друзьях, называя их «соколы-ребята», приобретавших опыт в «боях-походах». Если в начале произведения повествование ведется от первого лица, то в финале Р. Тимофеев обращается к молодым от лица своего поколения, вспоминая юность, что совпала с началом войны, он все восклицает:

Позавидуйте, мальчишки,
Нам, теперь уж старикам —
Были счастливы мы слишком,
Повзрослев не по годам.

70 лет нет войны. Над нашей страной мирное небо. Заросли раны в сердцах людей. Вечный огонь горит над могилами воинов, отдавших свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины, напоминая о том, что это не должно повториться.

Я с благодарностью перечитываю стихи самарских поэтов, которые помогли мне открыть новые грани в теме войны и памяти и почувствовать себя причастной к тому, что происходит в современном мире.